Чернобыльская катастрофа

Виртуальный музей «Чернобыльской катастрофы»;

Музей чернобыльской катастрофы, Беларусь.

На 25 апреля 1986 года была запланирована остановка 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС для очередного планово-предупредительного ремонта и проведения испытаний режима работы реактора, предложенного в качестве дополнительной системы аварийного электроснабжения. В соответствии с программой испытаний была отключена система аварийного охлаждения реактора, при этом мощность реактора была снижена до уровня, предусмотренного программой (около тепловая мощность – 700 МВт), а затем – до 500 МВт. При переходе с системы локального автоматического регулирования на автоматический регулятор общей мощности оператор не смог удержать мощность реактора на заданном уровне, и мощность снизилась (тепловая до 30 МВт и нейтронная до нуля), персонал принял решение о восстановлении мощности реактора и (извлекая поглощающие стержни реактора) через несколько минут добился её роста и в дальнейшем – стабилизации на уровне 160-200 МВт (тепловая мощность). Спустя время, был зарегистрирован сигнал аварийной защиты от нажатия кнопки на пульте оператора. Поглощающие стержни начали движение в активную зону, однако вследствие их неудачной конструкции заниженного оперативного запаса реактивности реактор не был заглушен. Через 1-2 с был записан фрагмент сообщения, похожий на повторный сигнал аварийной защиты, в следующие несколько секунд зарегистрированы различные сигналы, свидетельствующие о быстром росте мощности, затем регистрирующие системы вышли из строя.

В результате эксперимента 26 апреля 1986 года на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС произошёл взрыв, который полностью разрушил реактор. Здание энергоблока частично обрушилось, в различных помещениях и на крыше начался пожар. Впоследствии остатки активной зоны расплавились, смесь из расплавленного металла, песка, бетона и фрагментов топлива растеклась по подреакторным помещениям. В результате аварии произошёл выброс в окружающую среду радиоактивных веществ, в том числе изотопов урана, плутония, йода-131 (период полураспада – 8 дней), цезия-134 (период полураспада – 2 года), цезия-137 (период полураспада – 30 лет), стронция-90 (период полураспада – 28,8 лет).

 В 1:23 ночи на пульт дежурного ВПЧ-2 по охране ЧАЭС поступил сигнал о возгорании. К станции выехал дежурный караул пожарной части (на ЗИЛ-131), в тоже время из Припяти на помощь выехал караул 6-й городской пожарной части. Так как уровень сложности пожара был номер 3 (самый высокий номер сложности пожаров) для подкрепления были вызваны дополнительные силы из Киева и близлежащих областей. В результате слаженной работы к 4 часам утра пожар был локализован на крыше машинного зала, а к 6 часам утра был затушен. Всего в тушении пожара принимало участие 69 человек личного состава и 14 единиц техники. Наличие высокого уровня радиации было достоверно установлено только к 3:30, так как из двух имевшихся приборов на 1000 Р/ч один вышел из строя, а другой оказался недоступен из-за возникших завалов. Поэтому в первые часы аварии были неизвестны реальные уровни радиации в помещениях блока и вокруг него. Неясным оставалось и состояние реактора. Была версия, что реактор цел и нужно его охлаждать.

 Пожарные не дали огню перекинуться на третий блок (у 3-го и 4-го энергоблоков единые переходы). Вместо огнестойкого покрытия, как было положено по инструкции, крыша машинного зала была залита обычным горючим битумом. Примерно к 2 часам ночи появились первые поражённые из числа пожарных. У них стали проявляться слабость, рвота, «ядерный загар». Помощь им оказывали на месте, в медпункте станции, после чего переправляли в МСЧ-126. Уже к утру 27 апреля радиационный фон в МСЧ-126 был запредельно высок и чтобы хоть как-то его снизить медперсонал перенёс всю одежду пожарных в подвал медсанчасти. В тот же день первую группу пострадавших из 28 человек отправили самолётом в Москву, в 6-ю радиологическую больницу. Практически не пострадали водители пожарных автомобилей.

В первые часы после аварии, многие, по-видимому, не осознавали, насколько сильно повреждён реактор, поэтому было принято ошибочное решение обеспечить подачу воды в активную зону реактора для её охлаждения. Для этого требовалось вести работы в зонах с высокой радиацией. Эти усилия оказались бесполезны, так как и трубопроводы, и сама активная зона были разрушены. Другие действия персонала станции, такие как тушение очагов пожаров в помещениях станции, меры, направленные на предотвращение возможного взрыва, напротив, были необходимыми. Возможно, они предотвратили ещё более серьёзные последствия. При выполнении этих работ многие сотрудники станции получили большие дозы радиации, а некоторые даже смертельные.

Была создана Правительственная комиссия, которая на месте разбиралась в сложившейся ситуации и принимала решения по неотложным мерам локализации аварии и защите населения.

В первые дни были выполнены следующие действия:

  • для тушения горящего графита, уменьшения радиоактивных выбросов и предотвращения ядерного взрыва на горящий реактор с вертолетов было сброшено 5000 тонн различных материалов в том числе около 40 т боросодержащих материалов, 2400 т свинца, 1800 т песка и глины и 600 т доломита, а также фосфат натрия и жидкие полимеры. Несмотря на эти действия активные выбросы продолжались в течение 10 дней;
  • опасаясь проплавления активной зоны сквозь днище реактора, за 15 дней был прорыт туннель под реактор и установлена монолитная железобетонная плита для охлаждения возможного проплава.

Вокруг реактора были возведены мощные бетонные стены, которые накрыли стальной крышей. Много усилий было предпринято для предотвращения загрязнения водной системы Днепра, для предотвращения загрязнения питьевого водоснабжения населения. Для ограничения переноса долгоживущих изотопов с промплощадки в грунтовые и поверхностные воды было построено 140 плотин и водозащитных сооружений; вокруг станции выкопана защитная траншея длиной 8 км и глубиной 30-35 м, чтобы ограничить сток радиоактивной воды в сторону Днепра. С помощью авиации принимались меры для предотвращения облакообразования и выпадения осадков над Чернобыльской АЭС, тем самым препятствуя переносу радионуклидов дождевой водой в реку Припять и Киевское водохранилище.

 Непосредственно во время взрыва на 4-м энергоблоке погиб только один человек, ещё один скончался утром от полученных травм. Впоследствии у 134 сотрудников ЧАЭС и членов спасательных команд, находившихся на станции во время взрыва, развилась лучевая болезнь, 28 из них умерли в течение следующих нескольких месяцев.

После аварии вокруг ЧАЭС пришлось обозначить так называемую «мертвую» зону в 30 км. Сотни населенных пунктов были уничтожены практически до основания или погребены под тоннами земли при помощи тяжелой техники. Если рассматривать сферу сельского хозяйства, с уверенностью можно заявить, что Украина на тот момент лишилась пяти миллионов гектаров плодородной почвы.

В реакторе четвертого энергоблока перед аварией находилось почти 190 т топлива, 30 % которого во время взрыва выбросилось в окружающую среду. Кроме того, на то время в активной фазе пребывали разнообразные радиоактивные изотопы, накопившееся за время работы. Именно они, по мнению специалистов, и представляли наибольшую опасность.  Более 200 000 кв. км окрестных земель было загрязнено радиацией. Смертельное излучение распространялось подобно аэрозолю, постепенно оседая на поверхности земли. Загрязнение территорий тогда в основном зависело только от направления ветра. Очень сильно пострадали те регионы, в которых 26 апреля 1986 года и последующие несколько недель прошел дождь.

Создано: 05 Октября 2012 11:11
Последнее изменение: 13 Октября 2016 14:48